Иван Карасёв

ПИСАТЕЛЬ
Член Российского союза писателей

КНИГИ

Электронная книга
VODKA AND BELARUS CONSULATE
«VODKA AND BELARUS CONSULATE» - история о богатом американце, заливавшем водкой ностальгию о России и о том, как с его ностальгией причудливо переплелось наше славянско-белорусское разгильдяйство. А начинает сборник рассказ «Номер сорок восемь» - в нём весёлая компания друзей искала дом с таким номером. Оказывается, это тоже может быть приключением. В смешные ситуации попадают и герои других рассказов автора, как, впрочем, и он сам («Как один мужик двух французских программистов прокормил»). Порой даже серьёзное мероприятие - военные манёвры, («Маршал хочет сена») - не обходится без курьёзных происшествий. Но автор пишет не только о забавных случаях: из-под его пера выходят также рассказы о человеческих судьбах, житейских драмах и настоящих трагедиях. Это о людях – «Американец», «Девичье горе».
Электронная книга
ИСТОРИЯ МОЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ
«История моего преступления» - это рассказ о том, как глупость одних порой толкает других на совершение противозаконных действий. Причём в очень спокойной, цивилизованной европейской стране – Португалии. Вообще различные случаи из португальской жизни, комические и грустные, не очень оптимистические истории украинских-гастарбайтеров с далёкого острова Мадейра стали основой сборника. Но автор постарался сделать его тематику более разнообразной, включив в него весёлые и не очень эпизоды из собственной жизни и из жизни других людей. Присутствует даже приключенческий жанр («Лось»), а также военная тематика («Павел Петрович Воеводов» и «Случай на станции. 1942 год»). Найдётся что почитать и любителям прозы о детях – рассказ «Эвглена и парамеций»). В общем, автор продолжает в ключе своего первого сборника «Vodka and Belarus consulate». Новая книга– это рассказы о людях.
Электронная книга
КИПЕНИЕ СТРАСТЕЙ СЕРДЕЧНЫХ
1807-й год. Россия помирилась с наполеоновской Францией. Два императора пожали друг другу руки. В затерянном в смоленских лесах поместье скучает очаровательная молодая барыня, бесприданница, выданная замуж за старика. Семейная жизнь их держится лишь на установах света и, кажется, появленье молодого красавца управляющего, да ещё француза (эмигранта-роялиста), может нарушить это хлипкое равновесие. Но не всё так просто. Читателя ждёт не банальная интрижка, а терзания двух сердец, скованных условностями внешнего мира. А ещё в дело вмешивается второй претендент на благосклонность главной героини, но тут тоже не стоит предвкушать классический любовный треугольник. К тому же время идёт, наступает восемьсот двенадцатый год, и героям надо делать выбор между своей страной и любимым человеком. А он так труден!

Произведение частично написано в жанре рифмованной прозы, которая по мере развития сюжета вытесняет обычное построение фраз, присущее прозаике.

Электронная книга
ПАПИНЫ ПИРОЖКИ
Лучшие юмористические рассказы Ивана Карасёва. Они рождены жизнью. Среди них есть истории, случившиеся с автором, например, титульный рассказ о том, как мужчинам порой приходится готовить и что из этого получается - «Папины пирожки», к этому же разряду относятся рассказ-«катастрофа» «Пропущенные звонки» и «Как один мужик двух французских программистов прокормил», а также повествование о том, как глупость одних толкает человека на противозаконные действия - «История моего преступления». Есть сюжеты, происшедшие с другими людьми: «Винный дождь» - рассказ о том, как удаётся так наотдыхаться, что не найти собственную квартиру, или «Маршал хочет сена», где повествуется о неимоверной глупости, до которой иногда доводит подхалимаж командующему, «Vodka and Belarus consulate» - история о том, как ностальгия богатого американца по России переплелась со славянским раздолбайством. В общем, всё это невыдуманные жизненные ситуации, которые, к счастью, кончились хорошо.
Электронная книга
МАРШАЛ ХОЧЕТ СЕНА
«Маршал хочет сена» - комическая история, реально произошедшая в энской части в шестидесятые годы прошлого века. Она на самом деле имела место, как и почти все остальные рассказы сборника. Они тоже не выдуманы автором, а лишь немного доработаны. Их сюжеты переносят читателя из студенческого общежития восьмидесятых годов («Вьетнамцы») в современный Питер («Пропущенные звонки» и несколько других) или на далёкую Мадейру («Мой друг Антониу»). Среди этих историй есть одна почти драматическая, достойная голливудского триллера. Она рассказывает об удочерении в Советском Союзе французской бездетной парой брошенной мамой девочки-младенца. На «Дзене» она набрала почти 400 тысяч дочитываний. А вот две кошачьи истории («Селигер» и «Тину») происходят как раз во Франции. Ну и совсем особняком от остальных рассказов стоит «История одного острова». Это антиутопия, идея её создания навеяна жёсткой, без правил, борьбой за господство в современном мире.
Электронная книга
МЕСТЬ ЛАСТОЧЕК
Сборник рассказов о жизни маленькой псковской деревушки, где всего пять постоянных жителей. Зато летом в неё наезжают дачники, и население возрастает в разы. Дачных деревень в России море, но такую как эта, пожалуй, надо искать и искать. В неё каждый год приезжают даже из Италии, наведываются из Франции дети автора сборника, а один раз аж американцы посетили этот забытый Богом уголок и остались чрезвычайно довольны. Вот об этих всех людях, местных и приезжих, живых и покинувших уже этот мир, об их буднях и судьбах, о весёлых и грустных историях, приключившихся с ними, и написано в этом сборнике. Читателю трудно будет не улыбнуться, читая разговор деревенского мужика, владеющего только русским письменным и устным языками, с американцем, учившим нашу речь целый месяц в стольном граде Минске. А может, представив себе картину закатов за озером, захочет посмотреть на эти места. Ну тогда милости просим: Псковская область, Невельский район, деревня Попадьино.
Электронная книга
ФРАНЦУЗСКИЙ ВЕКТОР
Что важнее в этом мире – свобода выражения своего мнения или уважение чужой религии? Личные свободы или поддержание общественного порядка? Демократические ценности или человеческие жизни? Эти и многие другие вопросы со всей остротой встают перед современным обществом. Как они решаются во Франции, в соседних с ней странах, и решаются ли? Все ли граждане этой демократической страны имеют равные права или есть те, кто равнее всех остальных? Почему в этой стране можно безнаказанно громить витрины магазинов, жечь автомобили, даже крушить памятники, но нельзя фотографировать полицейских во время демонстраций? Куда катится прекрасная Франция и не только она? На эти вопросы автор пытается ответить, опираясь на материалы французских и европейских СМИ. Получился своего рода антипутеводитель по современной Франции.
Печатная книга
МОЯ ФРАНЦИЯ. Обратится ли сказка в кошмар?
Книга «Моя Франция. И сказка превращается в кошмар» состоит из двух частей. Первая - «Такая разная Франция» - это личные впечатления и воспоминания автора о его десятилетней жизни сначала в Париже, а затем в тихой французской глубинке и одновременно взгляд на эволюцию французского общества в 90-ые и нулевые годы, попытка создать картину интересов простых французов, их привычек и предпочтений. Параллельно в книге прослеживается рост влияния идей современного мейнстрима, как в обычных житейских ситуациях, так и в политической жизни, коллизии интересов различных социальных слоёв, что вылилось в последние годы в настоящие уличные баталии. И то, что уже удивляло в конце ХХ века, приобрело поистине гротескные, карикатурные и в то же время пугающие формы в веке XXI. Рассказу об этом посвящена вторая часть книги – «Французский вектор. Радоваться, пацаки!» В ней автор повествует о тенденциях современной общественной жизни Франции. Много проблем со всей остротой встаёт в наше время перед человеком и государством, и французская реакция на них порой поражает. Что важнее в этом мире – свобода выражения своего мнения или уважение чужой религии? Личные свободы или поддержание общественного порядка? Демократические ценности или человеческие жизни? Как решаются эти вопросы во Франции и в соседних с ней странах и решаются ли? Все ли граждане этой демократической страны имеют равные права или есть те, кто равнее всех остальных? Почему в этой стране можно безнаказанно громить витрины магазинов, жечь автомобили, даже крушить памятники, но нельзя фотографировать полицейских во время демонстраций? Куда катится прекрасная Франция, и не только она? На эти вопросы автор пытается ответить, используя опыт личного общения с французами, в том числе с членами своей семьи, и, конечно, материалы французских и европейских СМИ. Получился своего рода антипутеводитель по современной Франции.

БЛОГ ПИСАТЕЛЯ

Новости и мысли

Публикации в литературных журналах

Кое-что автобиографическое

Родился в 1963, закончил исторический факультет Ленинградского Государственного университета им. Жданова, затем аспирантуру. Кандидат исторических наук. Женат, четверо сыновей.

Регулярно пробовал писать рассказы и стихи, но не хватало времени. С 1992-го по 2001-ый год жил и работал во Франции. В 2001-м возвратился в Россию, в Санкт-Петербург, занимался бизнесом, создал оптовую компанию. В 2015-м отошёл от дел, передал ведение бизнеса племяннику. Компания работает и по сей день.

В конце 2016 вернулся к литературной деятельности. В марте 2018 первые шесть рассказов были напечатаны в литературно-художественном журнале «Сфинкс» (Санкт-Петербург). Затем в семи последующих номерах ещё более двадцати и очерк «Такая разная Франция» (в четырёх номерах). Сотрудничает также с журналами «Рог Борея» (С-Петербург) и «Российский колокол» (Москва). К настоящему моменту написаны более 70 рассказов и в издательстве «Delibri» вышла из печати повесть «Судьба такая».

Контакты
НОВОСТИ

Письма сыну во Францию 6

  Сначала было слово «война». Сын мой, опустись на Землю. Какие пятнадцать лет тюрьмы? В нашей стране никого не сажают за это слово. Люди между собой иначе не говорят, да и по телевизору его не употребляют только официальные, прикормленные Кремлём пропагандисты. Я уже писал о том, что инфовойну мы проигрываем по всем показателям, в том числе и по этому. Надо называть вещи своими именами. Хотя мне могут возразить, война полноценная не ведётся. Мы долго не били по инфраструктуре Украине, мы пока продолжаем качать газ через неё. Но тем не менее это война, поскольку гибнут тысячи людей. 
   И тем не менее в нашей стране просто за слово не сажают, как на Украине ещё до начала войны. Не буду распространяться про неё. Достаточно посмотреть законодательство этой страны. У нас можно получить срок за определённые действия, в связи с войной законы ужесточились. И всё же, вот я лично знаю, например, двух людей, которых считал друзьями, с которыми много общался, а теперь прервал контакты, потому что они вполне могут приветствовать тебя словами «Слава Украине!» А это лозунг нынешних украинских националистов, унаследованный ими от пособников нацистов в годы войны. Всё равно, что кричать «Хайль Гитлер!» Вот так! И ничего! Приходилось слышать такое и прямо на улице. И ничего! 
  Ты мне писал о некоем Горинове, которого посадили. Давай посмотрим внимательно. Итак, поданным следствия, 15 марта московский депутат Горинов и глава муниципального округа Красносельский Елена Котеночкина во время открытого заседания совета депутатов огласили ложные сведения о действиях российской армии. Идёт война, и это делать нельзя, потому что слово тоже убивает, а они использовали своё официальное положение к тому же. Наверняка приговор Горинову слишком суровый. Наверняка, Но...что можно, что нельзя определяет государство, особенно во время войны. На Украине за меньшее убивают, сажают, пытают, однако в Европе это никого не смущает. А во Франции между прочим государство решило, что нельзя фотографировать полицейских во время несения ими службы и публиковать эти снимки даже в интернете. А у нас можно... У вас что? Тоже война? А какая? Гражданская?
   Вообще кто затыкает рот людям на Украине? Мы? Им дали возможность высказаться, наоборот. Только не говори мне, как придурочная Анна-Лена Бербок, что референдум прошёл под дулами автоматов. Даже у Франс2 и прочих не хватило наглости утверждать подобное. В репортаже от 26 сентября они долго искали в Мариуполе того, кто против, и нашли, всего одного. Да, проводить референдумы там, где идут военные действия, наверное, не совсем правильно. Но почему это не помешало признать референдум в Южном Судане в 2011 году, прошедшем на фоне постоянных вооружённых столкновений? Почему де-факто, а потом и де-юре признали референдум в Косово в 1991? Когда нельзя, но очень хочется, то можно?
   Можно всё. Первыми о возможности применения ядерного оружия заговорили американцы (ещё весной), а потом и англичане: Лиз Трасс сказала об этом ещё 24 августа. В таком же духе и другие голоса раздавались. Почему-то никто у вас не заметил или не придал значения таким словам. Видимо, Запад имеет право угрожать миру атомной бомбой, И не только угрожать, опять-таки мы помним историю. А когда Путин ответил на эти угрозы, у вас все, вырвав слова из контекста, заверещали о том, что вот он, тиран и деспот, готовый привести мир к ядерной катастрофе. Слова, слова, опять слова. Тут следует привести текст выступления российского Президента. Вот он.
  «В Вашингтоне, Лондоне, Брюсселе прямо подталкивают Киев к переносу военных действий на нашу территорию. ...
В ход пошел и ядерный шантаж. Речь идет не только о поощряемых Западом обстрелах Запорожской атомной электростанции, что грозит атомной катастрофой, но и о высказываниях некоторых высокопоставленных представителей ведущих государств НАТО о возможности и допустимости применения против России оружия массового поражения — ядерного оружия.
Тем, кто позволяет себе такие заявления в отношении России, хочу напомнить, что наша страна также располагает различными средствами поражения, а по отдельным компонентам — и более современными, чем у стран НАТО. И при угрозе территориальной целостности нашей страны для защиты России и нашего народа мы, безусловно, используем все имеющиеся в нашем распоряжении средства».
   Да, слова, как видишь, не только убивают, они и до ядерной войны довести могут. Поэтому может, правда, иногда лучше помолчать?