ИВАН КАРАСЁВ

VODKAANDBELARUSCONSULATE. БЫЛЬ

Летом мы ждём американцев в деревню, дней этак на десять. Будут работать на бескрайних попадьинских полях и учить язык. Приятелю моему Джеймсу так борщ понравился, что он решил русским языком овладеть, да ещё сына своего младшего до кучи заставил изучать великий и могучий. Сначала будут два месяца его в Минске зубрить. Даже начали уже, два дня как. Надо надеяться, что учителя тамошние лучше Батьки по-русски говорят, а то какой смысл? Ведь я могу его к нам в деревню отвезти и там бросить на пару недель, зачем два месяца тратить, так заговорит, что уши вянуть будут. Мой старший сын, что во Франции с рождения живёт, как-то постажировался на одном кожевенном производстве в Питере, так за две недели постиг всю глубину русского устного. Споткнулся о бордюр (он же поребрик) и вместо вполне нейтрального французского "Zut" (зют) – блин, выдал другое слово, начинающееся на те же буквы да ещё про чью-то мать продолжение завернул. У нас на заводах и стройках хорошо поставлено дело обучения русскому языку.

Но Джеймса заверили, что преподаватели его самые, что ни на есть грамотные и высококвалифицированные. Поэтому они выбрали Минск, там дешевле. Ну выбрали и выбрали, их право. Только вот одна загвоздка, кроме белорусской, нужна ещё и российская виза. У Джеймса-то есть, многоразовая, а вот сыночку надо делать. Тут требуется пояснить, что у нас с Белоруссией не такие безоблачные, как могут показаться простому обывателю, отношения. Белорусы, например, на односторонней основе пускают к себе на пять дней без виз граждан 80-ти государств. Мол, приезжайте, тратьте ваши денежки, поднимайте белорусскую экономику, ничего. А что вы нашим соотечественникам только по визам разрешаете к вам в гости ездить, оно даже лучше, нечего им белорусские гроши менять лишний раз на доллары и евро, пусть на синеокой Родине их расходуют. Мы же себе такого позволить не можем. Ресурсов у нас побольше, переживём и без их трёхдневных секс-туров. Хоть и хватает у нас симпатичных женщин, но зачем же ими направо и налево разбрасываться? Да и как делать тем же американцам такие подарки, когда они нам на каждом углу козью морду строят? А с другой стороны, граница между Белоруссией и Россией формальная, получается, что может французский ИГИЛовец запросто въехать в братскую республику и устроить теракт у нас! Вот и ввели снова контроль на белорусской границе. И не только. Ещё некоторые меры приняли. Сейчас расскажу.

Покушал с нами Джеймс борща в марте да надумал двинуть в Минск, чтобы посмотреть вживую на курсы языкового погружения. Регистрируется он в аэропорту, а ему – нет, фиг тебе с маслом, сама белорусская авиакомпания не пускает, даже до пограничника не дошёл. Потому что правила такие наши российские, суверенные, мы не признаём белорусский однобокий безвиз, у нас единое таможенное пространство, поэтому нормы по отношению к вам, американцам, должны быть одинаковыми. Мало ли что там Батька вам позволяет, а мы не позволим! Будь любезен – получи белорусскую визу и тогда езжай хоть в Шклов, Могилёв и Старый Быхов. Ну и пришлось другу моему, не солоно хлебавши, переться в гостиницу при аэропорту (дело было вечером), прикорнуть в ней до четырёх утра, а потом грузиться на рижский рейс. Латвии-то плевать с высокой башни колокольни Домского кафедрального собора, есть у него штампик от слуг Лукашенко или нет, они посмотрят у себя в компьютере, проверят и пустят – может ехать. Вот так помучился Джеймс после борща, и билет пропал, пришлось новый покупать, и в двух гостиницах заночевал одновременно, и сам намаялся. Как говорится, «когда паны дерутся, у холопов чубы трещат!» Очень верно сказано.

Посему Джеймс теперь с особой тщательностью подходит к визовым вопросам. Мог бы сделать в Штатах своему отпрыску туристическую визу, но не захотел, а вдруг при выходе из поезда в славном городе Невель их остановит миграционная служба (станция-то пограничная) да спросит, а с какого это перепугу вы, господа иностранные туристы, в наш город прибыли, тут достопримечательности все война и советская власть угробили. Раньше надо было приезжать, до 1917-года, тогда Невель считался самым красивым уездным городом во всей губернии, а нынче, только раздолбанные дороги да покосившиеся заборы остались! Небось, потом на «Голосе Америки» про это клеветать будете?

Тут, понятное дело, я крайним оказался. Меня попросили, значит, сделать Митчеллу приглашение в Невель. Ну, я первым делом в местную гостиницу позвонил, а точнее, хозяину её, знакомцу моему. Он на том конце виртуального провода от удивления чуть в дерево не въехал (за рулём был). «Нет, - говорит, - мы не знаем, что такое и с чем его едят, это подтверждение бронирования. У нас только случайные проезжие гости да командировочные из Пскова и Великих Лук останавливаются, по факсу бронируют. Ты мне образец пришли, тогда нарисуем». Понятно, прошлый век. Ладно. Тогда я, в свою очередь, попросил супругу подумать, где бы найти этот самый образец. Она и вспомнила, что одна однокурсница турфирмой в Питере владеет. «Однако, - говорю, - тебе и надо этим заняться, твоя ведь однокашница». Так одной проблемой стало меньше, у меня меньше. Связалась Юля с давней знакомой, всё оказалось просто, ничего от гостиницы не надо, только адрес, а от американца – скан паспорта. Сказано – сделано, дали ей адрес, от Джеймса копию загранпаспорта сына. Он и выслал.

Видимо, так должен выглядеть типичный молодой американец: темноволосый, со щетиной на подбородке, короче, недаром три с лишним века за океаном активно происходил процесс кровосмешения, в результате у Джеймса с женой получился почти классический грузин, на папу не похож вовсе. Надо, значит, пригласить Селлерса-младшего, Мэйсона Делла. Правда, Джеймс всегда в переписке называл сына Митчеллом, но, видимо, это домашнее прозвище, так ведь часто бывает, дают одно имя, а в кругу семьи используют другое. Мы тоже так поступаем со своими детьми. Не буду раскрывать тайну их домашних прозваний, тем более, что старший методом волевого давления на родителей отказался от него лет семь назад, а младший не любит, когда его так называют при посторонних.

Приглашение (правильнее сказать, ваучер) мы с Юлей (или я с Юлей, или она с подружкой) оформили за два дня. Я попросил адрес в Минске, куда уже высылать было собирался, благо идти до почтамта близко, как увидел в телефоне письмо от Джеймса. Ого, события приобретали оборот достойный голливудского триллера! В белорусском консульстве в городе Вашингтон потеряли паспорт Митчелла, и это выяснилось за два дня до вылета в Минск. Джеймс, собрав нервы в комок и всю энергию в сгусток, срочно рванул в офис паспортной службы и за день сумел там сделать новый выездной документ своему сыну! Меня, конечно, удивило то, что документами двадцатилетнего бугая занимается отец, но, возможно, там совершеннолетие наступает позже, к примеру, в двадцать один год. Так бывает. Вот автомат в руки восемнадцатилетнему юнцу давать можно, а виски с содовой продавать нельзя, не дорос ещё. Но оставим за скобками мои философские терзания, всё-таки, согласитесь, за день сделать паспорт, это круто, такого ни у нас, ни во Франции представить себе не могу. Этого у американцев не отнять, там госслужбы, действительно, работают на человека, ну, если это не налоговая, конечно. Та будет первым делом блюсти шкурные интересы государства. Возможно, с Джеймса взяли по тройному тарифу, но кто ж тут деньги считает, на кону стояла вся образовательная поездка и, самое главное, увлекательный трудовой агротур в деревню Попадьино Псковской области!

Made on
Tilda